Слюсарева Анна Степановна - Тяжелый хлеб

Участница обороны Москвы, ветеран войны и труда Анна Степановна Слюсарева приехала в столицу в 1940 году. Пятнадцатилетняя девушка, спасаясь от голодной смерти, завербовалась рабочим пути на железную дорогу. Никто тогда и подумать не мог, что через год, при наступлении немцев, дорогу придется собственноручно разбирать. А после – восстанавливать, таская рельсы на плечах обмороженными руками.

Аня родилась в республике Мордовия в 1924 году (по паспорту – в 1925) в многодетной семье. Девочка окончила три класса, когда начался страшный голод. За короткое время умерли отец и несколько детей. Аня опухла с голоду, страдала куриной слепотой. А вскоре осталась круглой сиротой.

- Мать буквально высохла, лежа на печи. Иногда только просила подать воды, но мы дома бывали редко – бегали на улицу есть траву, - вспоминает Анна Степановна.

После ее смерти оставшиеся дети пошли по миру:

- Помню, жили рядом и зажиточные семьи. Были дни, когда мы обходили все село, хлеб на столах видели, но никто не подавал. Иногда дальние родственники картошкой подкармливали, но у них своих ртов хватало.

Аня подрабатывала, как могла – смотрела за чужими детьми, бралась за любую работу тяжелую работу.

- Однажды я нанялась пилить дрова, а «заплатили» мне за весь деть – два гнилых яблока. Сильно ногу тогда поранила, они даже не дали, чем рану залечить. Посоветовали отлежаться дня три, пока не затянется. А для меня лежать означало одно: умереть с голоду.

С тринадцати лет девушка, прибавляя себе года, дважды вербовалась на сезонные торфяные работы в Ярославль. В пятнадцать, вместе с совершеннолетними, уехала работать в Москву.

- Орудовала на рельсах молотком и кувалдой. Много нас девчонок таких было. Начальники – молодые мужчины, палец о палец не ударяли. Рядом стоят, видят, что сил бывает не хватает дернуть, как следует. А не помогут. Только деньги с нас брали. Мы с оклада в сорок рублей пять рублей начальнику отдавали, три бригадиру. У них жены и дети не работали. А нам по 32 рубля оставалось.

Вскоре началась война. Когда фашисты приблизились к столице, был приказ –демонтировать рельсы. А отступая, немцы разбирали за собой колею. Анна в составе своей бригады восстанавливала железнодорожные пути, проследовав за отступающей вражеской армией до Одессы.

- Первый раз чинить рельсы нас отправили за сорок километров от Москвы по Курской дороге. Шли пешком, с ломиками, домкратами. Дошли, смотрим – наши солдаты убитые лежат, в страшных неестественных позах. Пока мы стояли ошарашенные, старшие их уже похоронили. А потом начальник подошел, ударил по шпале – и подорвался, подкинуло его высоко, даже кусков потом не собрали. Тогда прислали саперов – дорогу разминировать.

По воспоминаниям Анны Степановны, немцы откинули вывороченные рельсы на шестнадцать километров в сторону. Ремонтная бригада тащила их обратно волоком и на тележках. Силы подтачивал еще один враг – голод.

- Кормили нас хлебом, в который подмешивали полынь. Она горькая – много не съешь. Иногда заменяли его жмыхом, но таким жестким, что я несколько зубов сломала. А больше ничего и не было. Однажды вечером мы с подругой отправились за гнилой картошкой, шли восемнадцать километров лесом. Вернулись под утро, червей из нее вытаскивали, хлопали о буржуйку, чтоб согреть быстрей, и в рот. А потом на работу – рельсы ворочать.

После войны Анна Жданова продолжила работать в Министерстве путей сообщения. Исколесила всю страну – восстанавливала пути в Севастополе, Симферополе, Бахчисарае, Бресте… Первые послевоенные годы жили впроголодь. Аня разыскала в одном из детдомов последнего из оставшихся в живых братьев – Серафима, но и того не удалось спасти от голодной смерти. Возлюбленный Григорий погиб на фронте.

По совету знакомых в 1951 году молодая женщина вышла замуж за своего сослуживца Александра Слюсарева. Девять лет семья жила вагонах в походных условиях, где вши буйствовали так, что в теплое время года спать приходилось на улице. Не раз работница пути оказывалась под колесами состава, но, как говорит, Бог миловал.

В Щербинке семья железнодорожников получила квартиру в 1960 году. Более двадцати лет Анна Степановна проработала в Строительно-монтажном поезде депо Перерва, воспитала двоих детей, у которых уже появились внуки.

Сейчас у защитницы Москвы, всю боровшейся с нуждой, всего вдоволь. Нет лишь здоровья, подорванного годами тяжелой работы и лишений. Выходя на улицу, бабушка всегда выносит с собой корм – для кошек, собак, голубей. И всю жизнь, как только появилась возможность, подкармливает нуждающихся - в память о безвременно ушедшей родной семье.

Елена Карасева