Гареев Рифгат Тимирзянович - Ветеран двух войн

Семьдесят три года назад началась Великая Отечественная Война. 22 июня известие о том, что враг напал на нашу землю, пронеслось по всему Советскому Союзу. Люди не сразу осознали, каким бедствием для страны обернется это внезапное вторжение. А мальчишки уже готовы были бежать на фронт – защищать страну от фашистов. Среди них – Рифгат Тимирзянович Гареев, которому к началу войны едва исполнилось пятнадцать лет.

Полковник авиации, последние годы перед выходом в запас служивший в военной части гарнизона Остафьево, родился в Башкирии в 1926 году. В мае 1941 года Рифгат окончил девять классов и вместе с друзьями отдыхал на летних каникулах.

- Мы с ребятами сидели на скамейке, когда из дома вышел мой дядя Саубан. «По радио сказали: война началась», - говорит. А мы воинственные были, «Чапаева» смотрели, шашками махали. Патриотизма – выше крыши. Я и предложил ребятам: пойдемте в военкомат, - вспоминает Рифгат Тимирзянович.

Во второй день войны школьника в армию не взяли. И даже во вторую волну мобилизации поблагодарили и отправили домой – подрасти. После уроков ученики помогали женщинам в совхозе, а к вечеру, возвращаясь домой, валились с ног от усталости. Лишь осенью 1943 года юноше удалось добиться желаемого.

- Мне подсказали, что раз я доброволец, надо подать письменное заявление. Я написал очень жалостливо: старший брат вернулся с фронта без ноги, отец без рук. Прошу зачислить меня в ряды Советской армии и так далее. Военком прочел и сказал: «Это другое дело. Отправим тебя с резервистами».

На вокзале бойцам выдали дорожный паек, в состав которого входил кусок сала.

- По законам ислама в нашей семье сала не ели, - вспоминает Р. Т. Гареев. - Я был в ужасе, неужели я это буду есть? Но к концу пути я его полностью умял.

Пополнение высадили под Витебском. Над городом горело зарево, советские войска выбивали оттуда немцев.

- Сразу на фронт нас не отправили, оставили привыкать к обстановке. Было уже холодно, в палаточном городке топили буржуйки. В окопах наших войск, которые ушли в наступление, новобранцев учили стрелять по мишеням. В прифронтовой полосе я даже получил боевое крещение – мне в спину попал маленький осколок.

Но на фронт молодым бойцам попасть так и не довелось. Приехал представитель генштаба и забрал тех, кто имел школьное образование, учиться на летчиков.

- Через каких –то девять месяцев вы станете штурманами и будете ГРОМИТЬ фашистов из воздуха! – обещал представитель вуза. Жалко было ребятам покидать место боевых действий, но Рифгату так понравилось слово «громить», что он согласился.

В конце 1944 года наскоро подготовленные выпускники Чкаловского военно-авиаиционного училища штурманов должны были получить звание и направление на фронт. Но тут ребят ждало новое разочарование – вышел указ о переводе училища на трехгодичное обучение.

- Нас стали переучивать на новые типы самолетов – вместо кукурузника (По-2) на пикирующие бомбардировщики (Пе-2). Мы учились, проходили летную практику и надеялись, что нас, как опытных штурманов, все-таки направят на фронт.

Надежды ребят не сбылись. 9 мая после возвращения из караула их собрали в столовой. На столах стояли стопки – боевые 100 грамм.

После войны Рифгат Тимирзянович получил высшее образование в академии им. Гагарина, служил в разных уголках нашей страны. Сам себя он называет ветераном другой войны – холодной, которая велась в то время с Америкой.

- В конце шестидесятых я служил в Отдельном Дальнем Разведывательном Авиационном полку (ОДРАП) на Дальнем Востоке. Мы патрулировали над Тихим океаном, оберегая морские границы от американских АУГ (авиационных ударных групп). Ядром такой группы был авианосец, который мог перевозить 30 единиц летной техники противника.

Р. Т. Гареев хорошо помнит, как американский истребитель пристроился к их самолету и пилот погрозил нашим летчикам через стекло кулаком. Старший штурман показал в ответ два кулака. А однажды американцы пустили в них ракету, и лишь выполненный вовремя противоракетный маневр спас нашим летчикам жизнь.

- Американцы тогда вмешивались в чужие дела, и сейчас продолжают. Лезут на Украину, чтобы к нам поближе подобраться. Я бы и сейчас встал на защиту украинских женщин и детей. И в огонь, и в воду бы пошел, если б только взяли. Забыли они, что с Россией воевать нельзя. Кто придет к нам с мечом – от меча и погибнет!

За участие в ВОВ и многолетнюю военную службу Рифгат Тимирзянович Гареев имеет порядка двадцати наград. Наиболее значимые из них – Орден Красной звезды, две медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «Ветеран вооруженных сил» и три медали «За безупречную службу». Сейчас он живет в гарнизоне Остафьево, где в патриотическом духе воспитывает двух правнуков.

Елена Карасева